Антикризисная политика США в нефтяной отрасли: концептуальные аспекты и сигнал участникам рынка

Скачать статью в формате PDF можно по ссылке Антикризисная политика США.pdf

Оригинал статьи представлен на сайте https://www.finversia.ru/publication/experts/antikrizisnaya-politika-ssha-v-neftyanoi-otrasli-kontseptualnye-aspekty-i-signal-uchastnikam-rynka-74461

В статье рассматриваются предпосылки качественной трансформации в нефтяной отрасли США и делается оценка того, каким будет ее преобразование в свете готовности политического руководства США поддержать антикризисные инициативы в отрасли. После  банкротств и консолидаций отрасль переродится на волне нового цикла роста цены на нефть. Нефтяной сектор в России также ожидают болезненные процессы, и в текущих условиях временная поддержка отрасли со стороны государства позволила бы обеспечить быстрое восстановление и возврат к траектории роста. Сохранение конкурентных преимуществ и рынков сбыта нефти станет первостепенной задачей после восстановления спроса, и текущий период – это время стратегических инициатив, которые позволят если и не взять новые высоты на посткризисном нефтяном рынке, то как минимум не растерять накопленные преимущества и потенциал.

Неважно, где находится нефть: в физическом хранилище или в недрах. Это источник богатства, который США не намерены уступать.

На апрельских пресс-конференциях президента США Дональда Трампа, в которых он освещал вопросы здравоохранения и экономики в условиях пандемии COVID19, внимание журналистского сообщества было приковано к ситуации в нефтяной отрасли США, и к первому лицу страны были обращены соответствующие вопросы.

Трамп демонстрировал вовлеченность в текущую ситуацию в нефтяной отрасли, а общие посылы его выступлений сводились к двум основным тезисам:

Первый тезис. “США используют экстремальное падение цены на нефть, чтобы произвести ее экстренную закачку в стратегический резерв и тем самым смягчить избыток предложения. Цена приобретения нефти чрезвычайно низка, и просматривается долгосрочный положительный эффект от ее покупки в условиях восстановления роста цены нефти”.

Восстановление рынка и возврат цены к многолетнему среднему значению в $60 рассматривается как неотвратимое событие, которое неизбежно наступит в условиях возобновления экономической активности, восстановления спроса и падения объемов добычи. Индикативный расчет показывает, что при закачке в нефтехранилища 75 млн барр. при цене в $10 и их продаже по цене в $60 финансовые власти страны ожидают извлечь доход  $3,7 млрд.

В качестве ответвления данной меры, наряду с приобретением в стратегический резерв законодательные органы страны совместно  с профильными отраслевыми ведомствами в сфере энергетики и финансов выступают с инициативой позволить Минфину покупку нефти, которая находится в залежах и разбурена, но не добыта. Это, пожалуй, один из наиболее инновационных подходов и очень тонкий расчет в поддержку капитализации отрасли. Данная мера купирует очень большой пласт рисков, связанных с потерей стратегических перспектив и снижением активности в буровом сегменте нефтедобычи.

Отраслевые специалисты и эксперты осознают, что угнетающее спрос на нефть вирусное воздействие может еще долгое время оказывать влияние на отрасль, подвергая ее ценовому прессингу, и отталкивать менеджмент от инвестиций в бурение ввиду его экономической нерентабельности. Удержание в течение года цены нефти в диапазоне от $10 до $30 за баррель потребует приостановить буровую активность и, как следствие, вызовет невозможность восполнения запасов нефти. Отсутствие доказанных разбуренных запасов снизит возможности нефтяного сектора США к быстрому восстановлению, что чревато потерей темпа и заполнением конкурентами образовавшихся свободных ниш на рынке в условиях возобновляющегося спроса.

Другой риск носит системный характер и связан с принятой в отрасли практикой учета доказанных запасов и их важной составляющей при определении стоимости нефтяной компании. Успех сланцевой нефтедобычи напрямую зависит от интенсивности бурения и в среднем по истечении 2-х лет продуктивность скважины снижается в десятки раз, требуя нового бурения для поддержания уровня добычи и величины доказанных запасов. Кроме того, скважины технологически сложные: в них применяется горизонтальное бурение с длиной ствола до 2,5-3 км в пределах залегания сланцевых толщ нефтесодержащей породы. Для интенсификации извлечения углеводородов используется гидравлический разрыв пласта (ГРП), являющийся дорогостоящим технологическим приемом как с точки зрения выполнения самих работ (большие объемы воды, химреагентов и песка, закачиваемых в скважину), так и с точки зрения стоимости смежных производственно-технологических процессов, связанных с утилизацией сопутствующих отходов, которые образуются вследствие подъёма нефтесодержащей жидкости и доведения нефти до товарного состояния. В совокупности данные компоненты себестоимости обуславливают дороговизну разработки месторождений сланцевой нефти и требуют от компаний систематической мобилизации инвестиционных ресурсов. Экономическая эффективность инвестиций в бурение сланцевой нефти достигается в среднем при цене не ниже $40 за баррель.

Именно страх остановить бурение и потерять доказанные запасы на балансе компаний и, как следствие, риск утраты фундаментальной стоимости будут толкать нефтяные компании и власти к диалогу и стимулированию действий, нацеленных на приобретение разбурённой нефти, местом хранения которой будут выступать ее естественные места залегания, то есть нефтеносные пласты. Отраслевые и геологические стандарты в США позволяют сделать это и выделить такую нефть, вероятность извлечения которой составляет 90%. При этом достигается не менее важная цель: непрерывное функционирование буровых бригад, а также сохранение накопленного годами интеллектуального капитала по бурению технологически сложных скважин и проведению многостадийного ГРП. При этом указанная мера поддержки – приобретение разбуренной нефти – позволит сохранить для компаний доказанные запасы, что в конечном итоге и выступает материальной основой их фундаментальной стоимости. Кроме того, на фоне грядущего восстановления спроса уже пробуренные скважины позволят нефтяным компаниям США быстро восстановить докризисный уровень добычи, возобновить продажи нефти и не потерять рынки своего присутствия.  

Американским нефтяным сообществом предложена действительно уникальная стратегия, и это может подтолкнуть нефтяные элиты других стран, в частности России, к разработке своих программ поддержки. Ведь вызовы для всех в равной степени остры и актуальны, а время нестандартных решений, быстрых компромиссов и внедрения лучших практик наступает именно в такие периоды потрясений.

Рыночные силы – главный источник стабильности. Но и политики готовы подставить плечо…

Второй тезис, адресованный Трампом аудитории в ходе пресс-конференции, звучит так: «Нефтяная отрасль испытывает сильнейший стресс со стороны спроса, и Администрация президента США рассматривает разные опции помощи отрасли, в том числе финансовые. Меры поддержки позволят нефтяной отрасли выстоять в условиях нестабильности, и она восстановится на более сильных позициях,  чем до кризиса».

«Мы сделаем нефтяную отрасль США снова великой», – в свойственной ему манере, проводя параллель с лозунгом президентской компании, Трамп продолжает высказываться о готовности точечной поддержки нефтяной экономики США. При этом он указывает, что самым лучшим регулятором и источником восстановления стабильности являются рыночные силы, который с течением времени устранят образовавшиеся диспропорции и дисбалансы.

Позиция президента Трампа строится на понимании цикличности колебания цены нефти, и в целом данная периодичность характерна всем классам товарных активов в сфере промышленности и энергетики. Нефть, алюминий, свинец, медь – все эти товарные активы имеют ярко выраженные циклы колебания цены, которые сильно коррелируют с фазами расширения и сокращения в глобальной экономике. Нефть в этом контексте – не исключение, а, напротив, один из активов, наиболее акцентированно демонстрирующих указанную сопряженность ценовых флуктуаций с состоянием деловой активности.

Так, в период Азиатского кризиса в 1998 году цена нефти снизилась на 68%. В условиях финансового кризиса 2008 года глубина падения составила 72%. Текущий вирусный кризис вызвал падение цены нефти на 76% и является наиболее сильным отклонением цены нефти от своих многолетних средних значений. Сложившаяся враждебная ценовая среда должна подтолкнуть отрасль к консолидации и внутреннему самоочищению. И, судя по заявлению Трампа, он осознает значимость оздоровительной функции рынка и не возражает против того, чтобы рыночные силы с присущей им эффективностью восстановили отрасль и сделали ее в результате внутренних трансформаций сильнее прежнего.

В действительности, нефтедобыча в США созрела для переустройства и преобразований, и снижение цены нефти создало необходимые предпосылки для последующего качественного совершенствования отрасли и ее комплексного оздоровления. Главная цель любого кризиса – это передел собственности и перераспределение стоимости в пользу более сильных игроков, способных противостоять цикличности и привлекать институциональных инвесторов для устойчивого развития системы. Сейчас же нефтяной сегмент во всех его звеньях, начиная подъёмом нефти и заканчивая ее переработкой и услугами по транспортировке, находится в состоянии циклического застоя. Инвесторы устали от ценовых шоков и низкой маржинальности при растущих объёмах долговой нагрузки. Например, участие нефтяного сектора и связанных с ним компаний в индексе S&P 500 за последние 20 лет упало до минимума – 26. На пике сланцевого бума численное представительство нефтяного сектора в индексе S&P 500 поднималось до 42 компаний и отражало период зрелости и активной эксплуатации идеи сланцевой нефтедобычи в отрасли в 2013-2014 гг.

Процесс консолидации не получил завершения в период предыдущего кризиса, который сопровождался падением цены до $30 в начале 2015 года. Несмотря на то, что сланцевой нефтедобыче предрекали скорый крах, она смогла перестроиться и показать высокий уровень резистентности к внешним ценовым шокам и способность к оперативной оптимизации издержек. Поддерживающую роль сыграли механизмы хеджирования ценовых рисков и возможности хранения нефти, а также ее отложенной поставки по повышенной цене. Тем не менее, нефтяной кризис в 2015 году нанес серьезный удар по отрасли и не позволил ей в полной мере оправиться от ценового нокдауна.

Взгляд фондового рынка на депрессию в отрасли: падать уже некуда

Для оценки масштабов текущего кризиса и его длительности целесообразно посмотреть на то, как участники фондового рынка оценивали перспективы отрасли. Динамика капитализации, темпы ее роста и глубина падения наиболее полно демонстрирую вехи зарождения сланцевого бума, годы его триумфа и период затухания. На представленной ниже диаграмме можно наблюдать три основные фазы эволюции нефтяной отрасли  США.

Shale oil companies is US

Динамика смоделированного фонда OIL INDEX20 отражает изменение капитализации 20 крупнейших компаний нефтегазового сегмента США, входящих в индекс RUSSEL3000. Фонд формировался с ребалансировкой капитала и распределялся между компаниями равными долями в начале каждого года моделируемого инвестирования. Максимальная отдача капитала в соответствии с предложенной парадигмой тестирования портфеля наблюдалась с 2005 года по 2008 год и была сопряжена с ростом цен на нефть. Сложившийся на тот период времени долгосрочный рост цен на нефть с 1999 года проложил дорогу сланцевым проектам и создал условия для их реализации и достижения ими экономической эффективности. Сланцевое восхождение стало успешным инвестиционным проектом исключительно благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре на рынке, что наглядно просматривается на графике и обозначено как период зарождения сланцевого бума. В этот период нефтяные компании переживали пик подъёма своей капитализации, и сланцевая революция позволяла инвестициям в нефтяные компании опережать доходность индекса SPX500 TR более чем в три раза.

Сланцевая добыча столкнулась с периодом зрелости, и ее максимальный пик капитализации наблюдается в конце 2014 года, когда стоимость OIL INDEX20 стала опережать динамику цены нефти. После сокрушительного падения цены нефти в 2014 году нефтяная отрасль США, ослабленная низкомаржинальными сланцевыми проектами и избыточными долгами, перешла в фазу депрессии, так и не сумев подняться на былые высоты. Более того, динамика капитализации стала сильно отставать от индекса широкого рынка SPX500TR, указывая на то, что нефтяная отрасль прочно засела в числе аутсайдеров на рынке капиталов.

Главный драйвер роста капитализации компаний – высокая цена нефти – перестала быть стимулом и источником, питающим силы для роста фундаментальной стоимости нефтяного бизнеса. Депрессия, стресс, пессимизм и уныние прочно вкрались в сознание инвесторов при упоминании нефтяной отрасли США и выстроились там в один ассоциативный ряд.

Нефтяная отрасль в США уже длительное время пребывает в кризисе и готова к качественному перерождению. Трамп своим заявлением посылает сигнал о том, что он не намерен вторгаться в рыночные процессы, осознавая всю тщетность попыток изменить естественный ход событий и риск вместо этого навредить ему.

Цель любого кризиса состоит в том, чтобы стимулировать отраслевую консолидацию. Кризис позволяет торжествовать законам диалектики, трансформируя количество в качество, и текущий кризис в нефтяной отрасли США позволит в полной мере реализоваться этой цели. Землю наследуют кроткие, но право добывать нефть принадлежит только сильнейшим. Все указывает на то, что это право сильных дошло и до нефтяной экономики США.

Leave a comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: